* * *
Вчерашней снежинки не встречу…
Но поцелуй ее робкий
Запомнило сердце…

* * *
Все закрома открыл!
Намело крупы с неба
На десять жизней вперед…

* * *
Какой снег искристый!
Даже снеговая баба
Принарядилась…

* * *
Тает снег!
Но не тают мои надежды…
Весна набирает силу.

* * *
Почки нахохлились…
Перед новым виражом
Цветения!

* * *
Не сдерживай
Бутоны своей доброты.
А то весна не наступит.

* * *
Вызолотил март
Щеки любимой…
Каждой веснушке улыбнусь!

* * *
Разливы реки…
Опять не перейти мостка.
Не спастись от нахлынувшей любви…

* * *
В распустившемся цветке
Найдется все: и оттенок нежности,
И шелковистость чувств, и дыхание неба.

* * *
Шепот травы гуще…
В разгаре весна, в упоеньи
Человеческое сердце.

* * *
Луга раскинули
Душистые ситцы!
Пригоршни мошкары…

* * *
Майские грозы всколыхнули
Унылую грудь мою…
Радуга мысли свежей пронзила!

* * *
Голуби атакуют окно!
Стыдно спать
В такое погожее утро…

* * *
Блуждаю в густой пахучести
Липы… Если заплакать сейчас —
То и слезы медовыми будут.

* * *
На что уж цикада словоохотлива —
И она утомилась… Завязла
В густой киновари заката…

* * *
Облако к облаку, облако к облаку —
Эх, напрялась!.. Да пустила нитку,
И дождь пошел.

* * *
Порхающее облачко пыльцы —
Ребенок погнался за бабочкой.
Уткнусь носом в цветок…

* * *
Трепещу от услады!
Цветы как сговорились —
Все расцвели…

* * *
Август пестрит — стильный денди.
Повсюду в моде
Полосатые арбузы!

* * *
Плодопад на свете!
На небе звезды поспели…
И земля не отстает.

* * *
Жалоба поскрипывающей
Двери на ветру…
Листья желтеют — копят тепло.

* * *
Звенящая медь листвы
На ветру… Крик журавлей,
Бросивших все нажитое…

* * *
На дудочках сухостоя
Играет ветер…
Аплодирует дождь!

* * *
Последний вишневый листочек! —
Вцепился в ветку,
Не пускает зиму…

* * *
Небо не знает границ!
Белит и белит снегом…
И земля отошла небу.

* * *
Снежная дорога —
Как белая полоса в жизни.
Эх, все еще впереди!

2007

Ему все равно,
что со мною,
что с луною моей —
он живет со своей
над Невою.

Он не боится
меня потерять,
хоть каждую минуту
мы можем умереть…
как знать…
может за метр
до самого счастья…

Он не жаждет
увидеть меня
в летнем платье,
которое открывает,
нежели прячет.

Он не страдает
от отсутствия
в его жизни моего
взгляда, как удачи,
моего смеха в утренние
часы совместного завтрака,
моего дыхания, наконец…

Оставляю в покое
его сердце-леденец,
его тонкий расчет,
что повезет
ему больше с луной
и соленой пивной Невой,
чем со мной.

Ему все равно.
Он пресыщен
болью разочарований,
он ослеп и ослаб,
одинок и ленив
к узнаванью.

Он забыл, как когда-то
Неву обряжал в мое имя,
и луну обнимал
в каждом городе,
где я была…

Он звонил
и дозванивался
до оттенка, до цвета,
до блеска голоса моего.

Он дарил
из странствий далеких
письма-ларцы
драгоценных своих
наблюдений…

Он стыдился
случайных скользящих
не задержанных надолго
женщин.

Он любил и не знал,
что любил…
наверняка…
он томился и —
забывал, забывал…

заедал, запивал,
затирал на асфальте.
захламлял свою жизнь
безделушками.

И теперь
не пройти к нему,
не доехать и
не достучаться.

А женщины,
что сменяются
с новой луной,
кривят губы,
выплевывая леденец
его горького сердца.

Он находит кристалл
в смятых простынях
одиночества,
полирует и
благословляет
пустое гнездо…

Ему все равно.
Он даже не заметил,
что недавно я приходила
и горючей слезой
обожгла его грудь —
но сердце он
не открыл…
Он хочет уснуть…
И ему все равно —
и ровнее все…
ровнее…

2005

Мне дар был дан.
И дар мой гнал
Меня все выше, пик за пиком,
И в голос птиц и львов вплетал,
И эхо в слушатели дал,
На склонах умножая кликом.

Не замечая, истину нести…
И не надеясь, счастьем наливаться…
И с легкостью порхающей зажить…

 

1
Пока свежа печаль моя…
жива я…

2
И жадно ем пирожное
в наитии!

1
изучила тропы,
куда кошки и собаки
«ходят»…

2
за голубями семеню
клевать
подножное меню…

3
солнышко, жарче!
хоть мыслей да вздохов
нажарю…

4
каждая капля на весу…
а люди вокруг —
из пустого в порожнее…

5
как наседка
раскину руки над обедом, в подушках —
не остынет…

6
вечно ношу за плечами
в узле натюрморт
необходимых вещей…

7
начну медитировать
под промозглым дождем…
не заметила, как омылась…

8
хожу по людям…
как сборщик налога
любви…

9
парадокс —
отказываясь от многого,
меньше стала хотеть…

10
и в беззубой драной кошке
увижу
назначение жить…

11
даже день стал длиннее!
а ночь —
бесконечная звездами…

12
чувствую наполнение
каждой клетки…
не только желудка…

13
появилось много знакомых
среди собак
и раскидистых кошек…

14
меньше лишних движений…
и слово
экономит значенье, как силу…

15
и соседи
почти что
как родственники…

16
за нехитрою мойкой посуды
пускаю на волю
стайку мыльных цветных пузырей…

17
а понятье порядка
меняется
каждую божью секунду…

18
на плечах ощущаю
временность…
оттого так легка моя ноша…

19
разговариваю с овощами…
торжественна —
с хлебом…

20
фрукты словно
ньютоновы яблоки…
и лежат… и на ветках…

21
и песня вынырнет не из тебя…
из самой глубины
природы всей…

22
счастье —
соединение с частью, которой
тебе не хватало… для целого…

23
прилягу на стогу кастрюль и одеял…
а носик чайника
в плечо уткнулся…

24
персики
до чего неожиданно хороши —
истомились до полного бархата…

25
гладиолус
протянул павлиний хвост
над хрустальной ступенькой вазы…

26
изморозь дыни
по сладкому в семечках скользких
разрезу…

27
свечка —
как добытое за целый день
на вечер солнце…

28
сквозняки дорог…
импровизированных окон…
и несуществующих дверей…

29
светлячок
приветствует разруху
сияющей, как возрожденье, спинкой…

30
и флейта ночью
голос подает
из внутренних… далеких путешествий…

31
вхожу в дома татарином…
а возвращаюсь выжатым
богатым родственником…

32
возвращаюсь
к своим лопухам, лысеющим одуванчикам…
любо-дорого засыпать…

33
а плед родной
вдоль, по краям кистей солому
выстлал…

34
огонь, вода…
и медные трубы
цивилизации…

35
не привыкать спешу…
а приобщаюсь
к текучему дыханью изменений…

36
любое проявление
стараюсь завершить улыбкой…
ею бы встречать…

37
я чувством
мысль опережу… его —
только любовью…

38
у бездомного
сердце стукается не об крышу и стены,
а обо всю вселенную…

39
всё успею за день переделать:
что нужно, то само приходит…
друг за другом…

40
кому шумно от топора, от собак,
тому верно уже самому надоело
рубить…с плеча и хаять…

41
оскомина от яблок
как живое чувство
меры…

42
и за руками
губы тянутся к дождю…
промокнуть… сладко…

43
а чай —
горячее желание
родного дома…

44
а выпил чаю —
вот и весь в тебе
твой дом… иди…







ПЕСНЬ ОСЕННЯЯ «ТУМАННАЯ»

Так душу измягчил туман,
Собой заполнил все пустоты…
Шагаю в небо: тут и там —
Оно везде… Его густоты

Стоят сплошною пеленой,
Да под ногами блещет злато
Резною павшею листвой…
И больше ничего… не надо…

И ничего не видно… Всё
Исчезло в мякоти молочной.
Меня, незримую, несет
По бездне зрелых одиночеств.

Увы, нигде не прилеплюсь…
Но не с кем и порвать нежданно…
Лишь ежики разбитых чувств
Чернеют шкурками каштанов.

Да брызжет фарами машин
Людская гонка выживаний…
И выхлопов дымящий джин
Смешался с призраком в тумане.

Ослизли валуны домов,
Осели, завалившись набок.
И мир людей, и мир богов
Текуч, расплывчат, шаток, валок…

И лишь деревья да кусты,
Вдруг вставшие на полдороги,
Упорно тянут рук мосты,
А может всей опоры ноги…

Наталье Кумановской


Средневековый город мой!
По кладке, за века уставшей,
Плетется, мшится твой покой —
Ремесленный, великокняжий.

СОНЕТ ОКТЯБРЯ

Алле Пирожок

Как нынче обгорел октябрь…
Как нам по-новому живется
В священном холоде, как жмется
Душа к душе под общий стяг.

Об осени с тобою говоря
И о любви твоей непрошенной —
Принцессе хрупкой на горошине
Инкогнито у алтаря, —

Решали мы на самом деле
Не об удобстве спящей на постели
И не о том, как долог будет сон.

Но мы, пророчествуя в будущие дали,
Свои сердца для счастья пробуждали,
Пролив из них свободы первый стон.

1
В седле качаюсь монотонно,
Посасывая за щекой
Комочек сыра и рукой
Отсчитывая пять законных
Янтарных фиников на день…
Верблюда сгорбленная тень
Песка пересыпает тонны…

1. Рыбы грустят

Грустят белуги в тихий рыбий рев,
Выхватывая ртами по надежде…
И еще больше холодеет кровь —
Их рыбья кровь под чешуей одежды.

Их безголосый шепот перейдет
На крик глубин, густеющий под илом,
И вся вода морей не изольет
То мужество, с каким они любили

По-рыбьи, безответно, в тьме морской…
И отсветы ловя звезды желанной,
И глядя в очи смерти окаянной,
Выбрасываясь на берег сухой…