мысли ничтожны,
со спичек головки.
язык не подвешен,
хоть и рифмую.
в любви осторожны,
в нотациях ло̀вки
ко мне пришедшие…
пятьдесят лет впустую?

живу в заблужденьях,
пью, обольщаясь,
горечь побед и
уксус распятий.
в реальности где я?
на выход с вещами!
аист бредит —
без дитятка спятил,

приносит в клюве
перечник с солью:
на язвы — соль,
а перец — меж очи.
это раз плюнуть —
«воскреснуть» спросонок,
хватая боли
вчерашний сочень.

вновь разжёвывать? —
глядь, и появится,
смысл на сегодня —
жизни и смерти…
душа обнаженная —
божья красавица —
всё что угодно
предпримет на свете,

лишь бы продлилась
возможность всё вспомнить…
еще бы пожить,
прожить не на ветер,
не отапливая минус
физиологической помпы,
а плавя зажим,
сдирая катетер

с правды щемящей
в пульсации плюса…
зачем и дышим,
если выдох — не нежность?
зачем таращим
глаза, если мусор
видится в ближнем,
а не божья вечность?

мусорщики, хапуги с добротою протухшей.
если не любить друг друга, для чего ж тогда души?