Поэзия «Вдоха» (про Петра Миронова)

Поговорим о поэзии. Сквозь модные жалюзи современных офисов, двойные стекла достатка, железные решетки безопасности от внешних воздействий… Но почему-то в этих стильных, красивых и удобных ограничениях душа сжимается кулачком… Дышишь в него, словно согреваясь или что-то оттаивая, что свернулось в ладони клубком Ариадны и только ждет начала странствования по объединенному культурному пространству, взаимопроникновения всех жизненных пластов, что и дает целостность и простоту восприятия казалось бы сложных вещей… И то ли от крепкого держания в руке этой огненной нити ведущей, то ли от нагнетения тепла зовущего, запульсируют первые позывные… Внимание! Ты за шаг до познавания! Ты уже в нем:

Пока не иссушит светило
Твои глаза, твои мечты, —
Живи и помни все, что было
И знай, что все другие — ты.

Стоишь совершеннейшим счастливейшим дураком, кругом тебя рушатся искусственно воздвигнутые стены, разъединения, отделения и всякие другие препятствия, и ты как Адам вкушаешь ВДОХ первобытного истинного освобождения:

В чужие чувства, мысли, речи
Ты вбит гвоздем до самых плеч.
Войди в других — и станет легче.
Не бойся ни судьбы, ни встреч…

Или еще более обнаженно:

Жизнь не течет: она идет пунктиром.
Пустоты — мы.
Черта — свиданье с миром.

Эти строчки киевского поэта, а по профессии актера театра драмы и комедии на Левом берегу Петра Миронова с первых же страниц книги «Вдох», выпущенной в этом году в издательстве «Дельфин», подтверждают золотую формулу высокого искусства, а в частности — поэзии: соединять несоединимое, обобщать неохватное. А к чему еще призван поэт, как не к со-зиданию, к со-прикосновению чего-то с чем-то, в итоге которого и нарождается жизнь, феномен чуда. В противовес разрушению, где вещи и понятия разводятся по разные стороны баррикад, а разрубленное полотно жизни стремится к соитию, чтобы вздохнуть, раствориться в гармонии утверждения, а не отрицания самое себя…

Как-то одного древнегреческого поэта-философа спросили: «И как Вы соединяете несоединимые нощи, что в Ваших свитках они кажутся

кровными родственниками?» На что тот недоуменно ответил: «А я не соединяю, я вижу…»

Так смело, свежо, сочно писать может лишь «видящий» и прозревающий поэт, кем без сомнения и является Петр Миронов. Он видит, а значит очищает, а не нагромождает на сентенции прошлого подобно Вавилонской башне и свою гипотезу. Отчасти поэтому не так сильны стихи из поэмы «Заратуштра». В них, отяжеленных постулатами древнего мыслителя, взгляд блуждает, слова кажутся чужими и не живыми, не прожитыми что ли…

А цикл романтико-драматических портретов «Смерть Андре Шенье», «Грибоедов», «Взгляд Марины» великолепен. Так и хочется сказать автору: «Маэстро, какими судьбами к нам, в наше время ОТТУДА?» А в вышей степени артистический гениальный экспромт «Зизи» манит пушкинским опахалом, окропляя лицо брызгами блестящей изысканности и красоты.

Точный, метафоричный язык Петра Миронова при всей глубине передаваемых образов, чувств, мыслей удивительно прост. Его стихи не надо читать со словарем или знанием биографических справок автора. Творческая мастерская поэта доступна читателю благодаря не только разнообразной тематике и широте задаваемых вопросов, но и открытости автора, даже бесстрашной исповедальности: вот мой опыт, мои нервы, мои надежды и чаянья — берите на здоровье; кои как нельзя лучше дополняет лаконично веселое и экспрессивное автобиографическое эссе «Зеркало», вошедшее в книгу.

Создается впечатление, что истины, явленные нам в стихах, интересные наблюдения, открытия сказаны мимоходом, без напыщенной важности, что вдвойне ценно, так как говорит о том, что поэт давно этим живет или по крайней мере стремится так жить. Рождается взаимодоверие: читатель — писатель. Поэт — в вечном горниле очищающего самоусовершенствования. Вслед за ним окунается и читатель, выходя обновленным из поэтического потока, с повышенными требованиями к себе и уважительной терпимостью к другим…

Полюбившихся стихов из книги Петра Миронова «Вдох» много — с огненными строчками внезапных прозрений, с новыми ракурсами старых и вечных как мир идей… Но что ж перечислять и говорить о поэзии. Ее надо читать, вдыхать, учиться у нее красоте и спонтанности. Спасибо автору за уже наш живительный «Вдох»… И — невозможно удержаться от последней цитаты-стихотворения Петра Миронова, словно убаюкивающей с соломоновой мудростью нас под разверстыми черными небесами пульсирующего звездами Времени:

Что было влажно — высыхает.
Что было нежно — устает,
Что было громко — то стихает, —
Из ночи в ночь, из года в год.
Мы — брызги пота на планете,
Мы брызги радости в ночи.
Тот жемчуг, что нанижет ветер
На солнца острые лучи.
Пробиты стрелами-лучами,
Мы высыхаем в ранний час,
Не зная, КТО росой за нами
Придет к земле и сменит нас.