(2005–2010)


Романс прощания

Я осталась без давних подруг —
Как-то все они попропадали.
Несчастливого прошлого круг
Разомкнулся, и чары упали.

Мои добрые души — друзья!
Я же рядом, но только за гранью,
Где жалеть меня больше нельзя,
Мной гордиться, нечаянно ранить.

Я другая…счастливая я,
Но не призрачным счастьем двухмерным:
Дом-работа, работа-семья…
Вроде все как у всех…да, наверно…

Но за гранью, где мир мой бурлит —
Необъятный, прекрасный и сильный —
Нету жалоб, печалей, обид,
Нет тревог и болезней трясины.

(Кода)

Не навязываю никому
Этот ясный источник зеркальный.
Каждый знает, что ближе ему,
Ведь у каждого мир уникальный.


Но, возможно, наступит тот миг,
И мы исподволь переплетемся
Корешками из юности книг
И мечтой, что сбылась, отзовемся.

Писем речка иссохла совсем.
Нету горя и в том, что отжило…
Я прощаюсь сейчас лишь затем,
Чтобы встреча скорей наступила.

 
Календарь природы (хайку)

* * *
Вчерашней снежинки не встречу…
Но поцелуй ее робкий
Запомнило сердце…

* * *
Все закрома открыл!
Намело крупы с неба
На десять жизней вперед…

* * *
Какой снег искристый!
Даже снеговая баба
Принарядилась…

* * *
Тает снег!
Но не тают мои надежды…
Весна набирает силу.

* * *
Почки нахохлились…
Перед новым виражом
Цветения!

* * *
Не сдерживай
Бутоны своей доброты.
А то весна не наступит.

* * *
Вызолотил март
Щеки любимой…
Каждой веснушке улыбнусь!

* * *
Разливы реки…
Опять не перейти мостка.
Не спастись от нахлынувшей любви…

* * *
В распустившемся цветке
Найдется все: и оттенок нежности,
И шелковистость чувств, и дыхание неба.

* * *
Шепот травы гуще…
В разгаре весна, в упоеньи
Человеческое сердце.

* * *
Луга раскинули
Душистые ситцы!
Пригоршни мошкары…

* * *
Майские грозы всколыхнули
Унылую грудь мою…
Радуга мысли свежей пронзила!

* * *
Голуби атакуют окно!
Стыдно спать
В такое погожее утро…

* * *
Блуждаю в густой пахучести
Липы… Если заплакать сейчас —
То и слезы медовыми будут.

* * *
На что уж цикада словоохотлива —
И она утомилась… Завязла
В густой киновари заката…

* * *
Облако к облаку, облако к облаку —
Эх, напрялась!.. Да пустила нитку,
И дождь пошел.

* * *
Порхающее облачко пыльцы —
Ребенок погнался за бабочкой.
Уткнусь носом в цветок…

* * *
Трепещу от услады!
Цветы как сговорились —
Все расцвели…

* * *
Август пестрит — стильный денди.
Повсюду в моде
Полосатые арбузы!

* * *
Плодопад на свете!
На небе звезды поспели…
И земля не отстает.

* * *
Жалоба поскрипывающей
Двери на ветру…
Листья желтеют — копят тепло.

* * *
Звенящая медь листвы
На ветру… Крик журавлей,
Бросивших все нажитое…

* * *
На дудочках сухостоя
Играет ветер…
Аплодирует дождь!

* * *
Последний вишневый листочек! —
Вцепился в ветку,
Не пускает зиму…

* * *
Небо не знает границ!
Белит и белит снегом…
И земля отошла небу.

* * *
Снежная дорога —
Как белая полоса в жизни.
Эх, все еще впереди!

2007

 
Туман-туман… (песня)

Иду в туман
Искать свою дорогу.
Не видно ни одной —
Открыты, значит, все.
Не спи, душа,
В привычке как в берлоге —
Спеши навстречу сгущенной росе.

Туман-туман…
Пирог из капель сладких
И именинных свеч
Ныряют фонари…
От выбора
И весело, и зябко.
Туман-туман — хоть весь его бери!

Забреду не на беду,
Ведь с доверием иду.
У мечты на поводу
не упаду.
Ну а если так случится,
Не мешает поучиться
У летящей птицы,
Как с пути не сбиться.

Утихли все
И мысли, и желанья,
Лишь праздничным теплом
Предчувствие в груди.
Туман-туман —
Вот повод для незнанья
Ни прошлого, ни что там впереди.

А если так —
Оставлю закоулки,
Пойду куда хочу,
Мне нечего терять.
Туман везде —
И в рукавах, и в сумке:
С идеей свежей нам ли пропадать!

Туман-туман…
Промокну вся до нитки,
Что напою собой
Деревья и цветы.
Найдется кров,
Знакомая калитка,
И выйдешь посветить, конечно, ты.

Я расскажу,
Отогреваясь чаем,
Как густо взбит туман,
Кисельны берега,
Каких друзей
В пути я повстречала,
И протяну кусочек… из тумана пирога.

 
Беспомощность

Небо придавило как-то сразу
Снежными дождями напролет.
С тучами осталась с глазу на глаз,
А в душе — беспомощности лед.

Радостной приподнятости нету —
Вялости наснежило круги…
Не хочу по стоптанному следу
Повторять унылости шаги.

Воодушевление расплылось,
Деловой настрой сошел на нет…
Безусловной вере сдам на милость
Чувство личной силы и побед.

Проблеском уверенности тихой,
Нужности кому-то, куражу
Ощущаю в дум неразберихе,
Как люблю все то, на что гляжу.

2010

 
Наколдовала дождь с утра...

Наколдовала дождь с утра,
Чтобы умыться по дороге.
Из-за кулис этих высоких
Тихонько с заднего двора
На тонких каблучках пролога
Я в жизнь вошла, а там — игра.

И как-то верю, хоть убей,
Картонным задникам дешевым,
Ведь царствует над ними Слово
В накале чувств, в борьбе идей…
Хоть под луной ничто не ново,
Луна то ближе, то острей…

Играю ль, зрителем сижу —
Чего-то хочется иного…
Бросаю роль на полуслове
И восвояси ухожу —
Не в режиссеры, не в суфлеры
И не в «простые» билетеры
(Сам каждый ценен по себе!),
Минуя кутежи и споры,
Борьбу за власть — сиречь заторы
И на дорогах и в судьбе.

Колдую радость и покой,
Улыбку тихую и нежность,
Благодарение, неспешность,
Довольствованье простотой,
Приятие и силу знанья,
На волю Божью отпусканье,
И сдержанность, и торжество
Открытий тайных, объективность,
И смелость веры, и терпимость,
И в человеке божество;
Колдую горя забыванье
И внутреннее пониманье,
Догадок вдумчивый полет,
И праздничное милованье —
Все то, в чем сердце расцветет.

2010

 
Мечта не просит, не жалеет...

Мечта не просит, не жалеет,
Не сравнивает и не ждет,
Не покупает — не умеет,
И ничего не продает.

Сомненьями не докучает,
И не гордится новизной,
И не болеет, не серчает,
Не сбывшись давешней весной.

Она реальнее, чем будни,
Всех приговоров посильней.
Для сердца нет небес уютней
Ее небес — светлей, синей!

Она насилия не терпит,
Не слышит жалоб и угроз,
Ее во зле сжигают нервы
И топят в океанах слез.

Мечта спешит на зов счастливых,
И как любовь — всегда права,
Находит смелых и пытливых
И прорастает как трава

Где ей удобно, не взирая
На замешательство твое,
Любви пространство расширяя
Во исполнение свое…

2010

 
Проснусь и тру глаза

Проснусь и тру глаза —
щекочет радость,
обрывок сна
в улыбку убежит…
Живая пища
сообщает сладость
уму из сердца,
телу — из души.
Вскочу как в детстве
в новый день-деньской —
длиннющий,
неизвестный,
непролитый!
Всё переделаю,
как туфельки носком
по классикам подкидывая
биту.
А вот и небо…
можно отдохнуть.
Начертанная мелом
полусфера…
В ней нарисую дом
и к дому путь,
семью, детишек —
всё, что захотела.
Обратно поверну —
за поворотом
стоит земли топчанчик.
Спать охота…

 
К Руси взывают...

К Руси взывают — то прося, то склабясь…
Оставьте Русь, она давно не та.
Да и не там ее святая завязь —
Ни на одной шестой, ни у Днепра.

К ней прибегают в немощи и лени,
И ею прикрывают скудный ум.
Она ведь не лубочное полено
Для камельков синодов, рад и дум.

Русь серафимов, сергиев, иовов
И всех безвестных странников ее
Там, где ей и положено быть — дома,
В кругу таких же братьев и сестер.

И я там был, да мед не пил — не пьют там.
И не искал своих — там все свои.
Тот край далече… А иной минутой
Он весь уж тут — бери, дерзай, веди…

2010

 
Таращит грусть глаза

таращит грусть глаза,
споткнулось сердце больно,
невинности слеза,
как родничок крамольный,

не надо где — забьет,
покрывши грех речистый,
а скажут — дождь идет…
да ладно, было б чисто…

2010

 
Я с рожденья жила на резерве...

Я с рожденья жила на резерве.
Вот и кончился он в двадцать семь.
Все болтаюсь на жизненном нерве —
Трепыхаюсь, довольная всем.

На дуэли обид не погибла
И войну честолюбий прошла.
Только память немного отшибло —
Не припомню, как горе сожгла.

И счастливой дурехой в ожогах
Я за шарик воздушный держусь.
Еще выбросить надо так много —
Разве с грузом судьбы поднимусь?

Шар мой, мир мой и дом мой воздушный,
Он везде, а посмотришь — нигде.
Вновь шагну в пустоту благодушно:
Вон тупик, а глядишь — не предел…

2010

 
Вдоль розовой стены

Люблю гулять вдоль розовой стены
Под прянично-кисельною обшивкой.
Безлюдно тут и значит — все равны:
Дома, деревья, знаки и машины.

Здесь солнышко аукает в ветвях,
В ответ ему всё щеки подставляю.
Мечты сбегают в нежности размах.
Я вдоль него, блаженная, шагаю.

Мне думается у стены светло.
А там, в конце — концертная афиша.
Иду назад — всё в розах расцвело!
А голос боли — тише-тише-тише…

2010

 
Воздушный шарик

так бережно…
легко…
пространства много…
уносит
высоко
спираль-дорога…
веревочка
как жизни
пуповина —
беспроволочной
связи
с божьим сыном…

2010

 
И я не я…

И я не я, осталось пол-меня.
Я потеряла прошлое. И что же?
Оно во снах взрывается, садня,
И сохнет к костяку прилипшей кожей.

И я не я, полсчастья — полбеды.
Тяну-тяну, превозмогая, шею —
Чтоб новой жизни угадать ходы,
А вижу те же трещины и щели.

И я не я, полсердца в полкрыла…
Благословляю всё, что было с нами!
Спасибо всем, кого я обрела
За жизнь…перетекающую в пламя
П Р О Щ Е Н И Я

2010

 
Я одна, как и всякий из нас...

Я одна, как и всякий из нас,
Но мечтаю, что ты улыбнешься.
Мы живем не единожды раз,
Не со мной ты, быть может, проснешься.

Но любовь стерпит всё, примет всё,
Ведь узнает и нас, измененных.
Не могилы, а деток несем,
В святость жизни так пылко влюбленных.

2009

 
Что-то не нравлюсь себе...

Что-то не нравлюсь себе.
Тихости не удержала.
Ангел, играй на трубе.
Старче, срами и не жалуй.

Тела бесформенный куль
Ноги в колодках вол’очат.
Слабые стоны косуль
Спать не дают этой ночью.

Смысл от меня отошел.
Время сиротски-чужое…
Как же в ладу хорошо!
Каждое дело — большое.

Долго приходишь в себя,
Коль не в себе был, забылся…
Совести ангел, скорбя,
К батюшке сердцу склонился.

2009

 
Не понимаю грусть свою…

Не понимаю грусть свою…
Опять усталость?
На чем стояла — и стою,
Раз подвязалась.

Как молча встали и стоят
Вокруг деревья.
И опадают, да летят
Одни отрепья.

И незаметны, да без них
И небо голо.
Как чист и странен, строг и тих
У сердца голос.

2009

 
На облаке

Сижу на облаке — и тихо, и светло,
Зачерпываю синеву в ладони…
Меня сюда случайно занесло,
Когда я вышла налегке из дома,

Оставив всех и ничего не взяв,
Пошла, куда глаза глядят. Искала —
Не знаю что, чего и знать нельзя,
Но что я чувствовала, сердцем угадала.

Его не взвесить и не накопить.
Но можно, не задумываясь, сразу,
Всего и целиком вдруг подарить
В наставшей тишине и с глазу на глаз.

Так с жизнью расстаются, может быть…
Так ожидают первенца в наитьи…
Хотела ли я прошлое забыть,
Скорей навстречу будущему выйти?

Не знаю, сколько дней я шла на зов,
Ночами падала в изнеможеньи.
Но начинала всякий раз с азов —
Души разбитой слабое движенье.

Когда я перестала чуда ждать
И милостей, обычно запоздалых,
Случайно забрела в туман поспать —
А это облако на миг к земле припало.

2009

 
Легкость

Утишься, тихая моя
Душа, былинка в поле.
Тростинкой встану средь огня
И не сгорю уж боле.

Вздохнет отрада — и легка
До дна непротивленья
Пушинка, вольна и дика’.
Она — мое томленье.

Вовнутрь себя смотрю и жду,
Как капелька слезинкой
Отобразит покой в аду
И станет легкой дымкой…

2009

 
Кукла

Чуда неоткуда ждать.
Что могла, то совершила.
Боли в сердце не унять —
Нитками его зашила.

Так, тряпичной, и живу —
Кукла… За душой холщовой
И во сне и наяву
Лишь наряды да обновы.

Раздеваться, надевать —
Вот и все мои затеи.
А любить? А согревать?
Разве тряпочка согреет?

Богу кукол не молюсь —
Горько быть марионеткой.
В человеки я стремлюсь,
Дух вобрать грудною клеткой.

Чуда неоткуда ждать…
Заведенной жить не легче…
Я умею лишь рыдать —
Слезы вправду…человечьи.

2009

 
Красная нить

О плохом не думаю,
Змей тоски топчу.
Горестно ли, трудно ли,
Оттолкнусь — лечу…

Надышусь лазоревым
Воздухом мечты.
И блаженновзорная,
И глуха почти —

Ни лица, ни имени,
Лишь улыбки ширь…
Да пунктирной линией
Проступает жизнь.

И хватает пропусков
Для земных забот.
Нить же красным поиском
Истины зовет.

2009

 
Кольчуга радости

Вяжу любимому февраль —
Он будет теплым и весенним.
А темной бирюзы эмаль
Как льдом покроет опасенья.

Вяжу, не ввязываясь в спор
С туманностью, что прячет козни.
Из ниток неба шит узор,
А в них философ не замерзнет.

Вплетаю миг, что длится, длит
Восторг — кольчугою незримой
Сквозные продыхи петли
И тайным злом необоримы.

Вяжу последний час зимы
И чувствую себя богиней,
Плетущей жизни середину,
Где нераздельные все мы.

2009

 
Звездочка высокая моя!

Звездочка высокая моя!
Я к тебе с Земли ищу дорогу.
Ты пока что в тучах… Там, тая
Мою радость, теплишься глубоко.

Я стираю тучи рукавом
И в глазах заплаканных скрываю
Снов счастливых растающий ком,
Знаков всплеск, каких не понимаю.

Но бывают дни, когда видна
В небе и твоя живая точка.
Я тогда могу и среди дня
Взглядом ухватить луча источник

И идти по небу налегке…
Только так и можно, так и нужно.
Быть пустым…
совсем…
ничем…
никем…
Поднимаясь шариком воздушным —

2009

 
Заложница материи — доколь?

Заложница материи — доколь?
Раздать, забыть! Оставить только кожу
И то, что с ней срослось. Себя такой
Я чувствую беспечней и моложе.

Наряды-моды, рюшечки-джинсы’…
Неужто мало? Ведь шкафов не хватит.
Все положу на строгие весы
И воспарю в одном привычном платье.

2009

 
Давай болтать ногами

Давай болтать ногами —
На облаке сидим.
Закусим пирогами —
Вон сколько их, гляди!

Ватрушки, шаньги, сочни…
А бубликов больших!
(В них дырочки — ну очень
Вкусны и хороши).

Мы за руки возьмемся,
Откинемся назад.
Над нами звезд — как вёсен,
А весен — звездопад…

Болтать ногами надо —
Так поплывем быстрей.
А облака, ребята,
Совсем и не из ваты,
А из надежд людей.

2009

 
Бирюзочек

За пазухой души тепло-теплым,
Весна колдует голубую зелень.
По высохшему руслу потекли
Мечты людей — веселые капели.

Обняли землю крепко, горячо —
Тут и зиме конец, как в сказке доброй:
И каждый делал то, чем увлечен,
И жили люди счастливо и долго.

Не стало ни своих и ни чужих —
Сплошной цветущий луг и днем, и ночью.
Теплым-тепло за пазухой души —
Насквозь расцвел-пробился бирюзочек,

Росточек мира вешнего… Как знать,
Быть может все теперь пойдет иначе —
Зеленой сини юная весна
Не выцветет и с горя не заплачет?

2009

 
Ангел в гневе сбрасывает крылья...

Ангел в гневе сбрасывает крылья.
Просится, бескрылый, на ночлег.
В киселе ненастья и бессилья
Нахлебался горя человек.

На земле ведь Богу всяк угоден,
Да она к крылатому жестка’.
Только час паденья не бесплоден:
И без крыльев трепетна рука!

Новый человек, воспрянь, окрепни,
Научись всей сущностью парить.
А для старой, подлой жизни — слепни.
Хватит звать, стенать и говорить…

Ангелы-сироты, эльфы-дети —
Хрупкие держатели небес,
Потерпите злые годы эти,
Вашими христами в перевес…

2009

 
Проснулась бабочкой...

Проснулась бабочкой —
Из кокона постели
Накопленная легкость подняла…
Совсем не ощущала веса тела
За умыванием и чай когда пила.
Зависла над конфоркой —
Ковшик с кашей
Удерживал, чтоб не взлететь… Жила
В тот день вовсю и не была уставшей.
Все чувствовала, знала, все могла.

2008

 
Я, наверно, дошла до предела...

Я, наверно, дошла до предела —
Вроде дальше-то не идут.
Затаилась, стреножила тело,
Потопталась средь шелковых пут

И, почуяв зверья приближенье,
Осторожности вдох проглотив,
Вскинув чуткую, гибкую шею,
Оттолкнулась от ската в обрыв.

Вот и тишь заповедная, речка! —
Вся отрада, прохлада от них.
Постепенно язык человечий
В горле кашлем обычным затих.

Мысль в движеньях букашек и пташек
Наблюдаю, учу, стерегу.
Разве сердцу бывает страшно
Молчаливой любви на бегу?

2008

 
Я не грущу

Я не грущу — накапливаю солнце.
Пустые сны мелеют день за днем,
И лучики пронзительных эмоций
Улавливает сердца окоем.

Я не молчу, а «вслушиваю» голос
В звенящие высоты грез и дум,
Ища из сплава знаний новый тонус
Любить, мечтать и видеть красоту.

Я не прошу — шлифую ожиданье:
Единственное главное ценя.
Не странствую тропой исповедальной —
Она стремглав сама ведет меня.

2008

 
Радостью прореживая страхи...

Радостью прореживая страхи,
Милостью законы перейдя,
Вышиваю к Рождеству рубаху:
Даст Господь — оденется дитя.

Из двуперстья нить с иглой струятся,
Показались глазки у цветков.
Мотыльки — моих задумок братцы —
Окрыляют стрелы стебельков.

Вышиваю счастье, подбираю
К цвету цвет — по нити, по одной.
Ничего не знаю, не скрываю:
Что с изнанки — все на лицевой.

Будь что будет! Страхи отметая,
Добротой перешагнув порог,
Как звезда, лучится страсть святая,
И ее благословляет Бог.

2008

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 Следующая > Последняя >>